Квартирный вопрос«Скажи мне, где ты живешь, и я скажу, кто ты». Это золотое правило действует в Париже на 200 %. Город четко делится на «правобережных» и «левобережных» жителей. На какой стороне Сены вы живете – вопрос принципа и денег. Левый берег – исторический, мушкетерский, монастырский, сорбоннский, буржуйский, снобский – дороже. Правый – рыночный, предпринимательский, веселый, шумный, туристический – дешевле. Впрочем, не обошлось и без исключения, только подтверждающего правило: «миллионерский» округ Парижа, 16-й, находится на правом берегу. Обращаясь в агентство недвижимости с целью купить или снять квартиру, парижане обязательно уточняют, на каком из двух берегов желают жить. Недавно наши друзья Ксеня и Николя купили квартиру. Ксеня довольна, а вот Николя, привыкший в левому берегу, все сетует, что пришлось удовольствоваться правым. Я знаю левобережных снобов, которые вообще никогда не переходят Сену, разве что в Лувр сходить, но Лувр находится прямо на берегу, так что это почти не в счет.

Такое разделение города на два совершенно самостоятельных пространства произошло тысячелетие назад, когда левый берег заняли монастыри и основанные ими коллежи, ставшие позднее университетами, а правый – торговцы и, чуть позднее, аристократы. Вот и получилось, что люди свободно-интеллектуальных профессий держатся левого берега (вы не встретите на правой стороне ни одного «литературного» кафе, которых на левой хоть отбавляй), а коммерсанты и предприниматели – правого.

Моя влюбленность в левый берег случилась вдруг и сразу, 16 лет назад. Там мои любимые кафе, кинотеатры, магазины, туда, на Сен-Жермен, я хожу, когда просто хочется побыть наедине с Парижем, туда, в Люксембургский сад, я готова приехать лишь для того, чтобы перекусить равиоли с соусом и сыром в картонной коробке под вековыми платанами, там моя мечта – магазин автографов великих людей, куда я захожу ради исторического удовольствия слюнки попускать, там мой любимый иранский продавец блинчиков, туда я в первую очередь вожу приезжающих в Париж друзей, там я живу, в конце концов, и покидать его не собираюсь. Я редко встречаю людей, по доброй воле поселившихся на правом берегу. Впрочем, нет, есть Сара, дочка очень богатого папы, пожелавшая жить среди пожилых миллионеров в 16-м округе (но 16-й округ, как известно, – правило, подтверждающее исключение). Есть еще Давид, гражданин энного количества стран, внук первого посла Республики Уганда в Великобритании. Давид живет в одном из самых неблагополучных округов Парижа, 18-м, - и счастлив. На мой вопрос, если бы у него были средства поселиться в любом месте Парижа, где бы он жил, он ответил: «Я уже сделал свой выбор: в 18-м». Давид не любит французскую буржуазию и не желает жить с ней по соседству. Но какое отношение буржуазия имеет к тому, что, выходя из дома в моем обожаемом 6-м, воплощении моего представления рая на земле, вы натыкаетесь на дома д’Артаньяна, Талейрана, Хэмингуэя, на ресторан XVII века, на настоящий, не тронутый временем Париж с настоящими, не тронутыми временем парижанами, не покидающими свой ненаглядный левый берег ни за что на свете?!

contact@parisvisit.ru
+33788322763
Blog

------------------------
поделиться